Меню
Главная
Общие сведения
Мифы и правда о НЛО
Истории
Жизнь на Колыме
Размышления
Обратная связь
Знаете ли Вы, что...
К аномальным природным явлениям, ещё не объяснённым наукой, относится около шести процентов всех "НЛО".
Восприятие северного сияния в разные времена

Вернёмся к любимым мною полярным сияниям и посмотрим, как воспринимались они в разные времена в зависимости от общественных воззрений. Эволюция - пусть не очень простая и очень не прямолинейная - явна и очевидна.

Древняя Греция. Вовсе не надо идеализировать многочисленных эллинских богов, чтобы заметить: они существовали в удивительном единстве с природой. Может быть, поэтому у греков не было особой надобности изобретать сложные сравнения для обозначения естественных явлений. Болиды у них ассоциировались с головнями или козами; кометы - кометы и есть, то-есть, в переводе, длинноволосые, этот термин встречается уже у Аристотеля, но авторство принадлежит, видимо, кому-то из неизвестных нам предшественников. Полярные сияния сравнивались с безднами, провалами, пропастями. (Если вдуматься, образ не столь прост, как кажется. Бездна, провал - это нечто мрачное, тёмное, зияющее чернотою и по эмоциональной окраске, и по цвету. А тут - светлый, красный либо белый, провал на фоне чёрного звёздного неба... Прямо-таки фотографический негатив.) Пропасть - hasmata, отсюда нынешнее название линий одинаковой частоты появления полярных сияний - изохазмы.

Древний Китай. Есть чисто восточные особенности, например, сравнения сияния - с драконом ("Шань хай цзин", "Чжушу цзиньянь"). Впрочем, драконов, в силу национальных традиций, тут видели повсюду и во всём. Но есть и нечто общее с языческой Грецией: полярное сияние - трещина в небе.

Древняя Корея. Простенько, но со вкусом: лоскуток шёлка на небосводе.

Саксы, франки, древние славяне устойчивы в реализме образов. Они дружно рисуют сияние либо как дорогу к заре, либо как ночной восход солнца, либо как кровавый или молочный дождь. У ранних скандинавов, первых среди европейских народов, появляются в этих сравнениях чисто религиозные мотивы: они видят в полыхании ночного неба или огненные траектории полёта ведьм, или отблески боевых щитов валькирий ("Старшая Эдда"). Что ж, воинственный пафос вполне в духе норманнских верований.

Принятие христианства принесло европейцам новый образный строй. На небе стали загораться знаки креста, иной раз - противоборствующие с мусульманскими символами: полумесяцем, ятаганами. Видели конкретных святых, как правило, покровительствующих тому или иному поселению. Эта тенденция сохранилась надолго: ещё в конце XVIII века жители села Ильинского близ Кузнецка наблюдали по ночам фотографически чёткий образ старца в белых одеждах, в котором, не-колеблясь, узнавали пророка Илью. Он защищал сельчан от набегов кочевых племён.

Иногда у наблюдателей просыпались миролюбивые эмоции. Тогда на небосводе фиксировали множество горящих свечей. В силу местнических амбиций было очень престижно увидеть сполохи над могилой святого. В 1015 году сияние замечено над захоронением князя Глеба, в 1159-м - на месте гибели митрополита Климента, в 1204-м - над гробницей Феодосия Печерского, в 1318-м - над телом Михаила Ярославича, князя тверского и великого князя владимирского, предательски убитого в Орде. Житийная литература настолько полна такого рода свидетельствами, что их просто перестаёшь воспринимать всерьёз, похоже, что посмертная иллюминация стала в конце концов признаком хорошего тона для людей определённого круга. Кстати, если я не ошибаюсь, для канонизации будущего святого очень важны были световые эффекты над его усыпальницей.

Впрочем, всё относительно. Уже к началу XVII века такого рода явления перестали быть исключительной прерогативой святых. Их наблюдали над гробом растерзанного москвичами Лжедмитрия I, что и явилось предлогом для осквернения его могилы и надругательства над останками авантюриста.

В тех случаях, когда полярное сияние имело чётко выраженную лучевую структуру, христианское миропонимание заставляло летописцев видеть и фиксировать чётко определённое число лучей. Как правило, три - прозрачный намёк на Святую Троицу. Если же отмечался лишь один "огненный столп", то это рассматривалось, как монотеистический символ бога единого. Как говорится, была бы концепция, а содержание приложится...

Средневековые Европа и Ближняя Азия знали очень немного мирных лет. Большие и малые войны, набеги, междоусобицы, крестовые походы нагоняли и перегоняли друг друга, сплетаясь порою в столь причудливую картину, что, сочувствуя историкам, задаёшься вопросом: а современники-то? могли ли они хоть как-нибудь разобраться во всей этой мешанине? Наверно, правильно было бы считать состояние войны нормой жизни для наших далёких предков, - как дико это ни звучит. Неудивительно, что они охотно узнавали в ионосферном свечении батальные сцены, причём вооружение "небесных воинов" становилось всё сложнее и совершеннее по мере развития земной техники. Если в описаниях десятого-двенадцатого веков "небесные полки" пользуются мечами, копьями и другим холодным оружием, то уже на гравюрах шестнадцатого-семнадцатого столетий можно увидеть среди огненных клубов на небе и пищали, и фальконеты, и мортиры.

Вообще технический прогресс накладывает на человеческое мировосприятие очень серьёзный отпечаток. Может быть, это заключение звучит банально. Но вот что я увидел с большущим изумлением. Различать в сполохах полярных сияний контуры парусных кораблей европейцы стали с началом эпохи великих географических открытий. (Не отсюда ли, кстати, легенда о Летучем Голландце?) С зарёю авиации совпал бум вокруг неизвестных летательных аппаратов, на самом деле являвший собою астрономические или авроральные феномены. Отсюда оставался только шаг до "летающих тарелок", - и они появились, как только человечество созрело для выхода в космос.

Всё взаимосвязано.

Понравилась ли Вам статья?    Да Нет   
Опрос
Пришельцы существуют?

 Да
 Нет
 Скорее да
 Скорее нет
 Не знаю

 
Интересное в сети
Интересные статьи
Религии
Материализм и религия
Барабашка
Прочее
По ту сторону неба 2012